Публикации
Полезные советы
Энциклопедии
Школа мастерства
Каталог сайтов
Женский портал
CasinoBestAU.com

Кафе AVS Отель

Страна чудес





Юмор
Развлечения
Затейник
Сценарии от Зайцева

СТК ОДО

Дядя Федор




Главная
Фото & Видео
Сауны
Карта сайта
Свадебный марафон
Информационно-познавательный портал
Услуги
Магазины
Афиша
Выставка
Артисты

Имидж и красота
Beauty Bar
С легким паром!
Тайны Востока
Массаж и релакс
Mersi
Будь здоров!
V.I.P. Стоматология

Публикации / Приключения / Великие путешественники /
Арктические броски в будущее
Автор: Александр ВОЛОДЕВ

Источник: журнал Колумб № 18 (2005)

Размещение на сайте – декабрь 2005 г.



Энтузиаст исследования Арктики при помощи ледоколов, океанограф, родоначальник теории живучести плавучих средств, броневой защиты кораблей и минного дела, контр-адмирал Степан Осипович Макаров, являясь командующим Тихоокеанским флотом и командиром флагмана «Петропавловск», в ночь на 31 марта 1904 года погиб в бою с японским крейсером. Он оставался верным своему главному правилу: «Побеждает тот, кто хорошо дерется, не обращая внимания на свои потери и памятуя, что у неприятеля потерь еще больше».

Судьба зло насмеялась над флотоводцем. Он, как все члены команды - 620 матросов, контрадмирал М.П.Мопас, художник В.В.Верещагин, - принял смерть от умело поставленной экспериментальной, огромной разрушительной силы мины. Впрочем, на протяжении всего своего подвижнического служения Отечеству Макаров не раз оказывался на волоске от гибели. Взять хотя бы его попытки пробиться как можно ближе к Северному полюсу на ледоколе «Ермак», когда неудачи уравновешивали успехи, а достичь поставленной цели помешали ненадежность тогдашней техники и интриги завистников.

И все-таки ледокольные прорывы в арктические льды, проторившие первые дороги в безмолвие белых полей, заложили основу для создания Северного морского пути, который в перспективе позволил связать западные и восточные регионы России, что явилось выдающимся достижением ее флота. О трех чрезвычайно трудных походах адмирала Макарова в Арктику в очерке, опубликованном в альманахе «Архив путешественников», рассказал их участник, капитан третьего ранга Игорь Вениаминович Пальнов, предваривший свое повествование замечательными словами: «Не было бы инженерного гения адмирала, его настойчивости, натиска, не сошел бы со стапелей наш ледокол, не видать бы нам морозной пустыни, пробив ходы через которую, мы устремлялись к открытиям, несущим блага народу». Макаров же, когда был наложен запрет на четвертую экспедицию, в прошении, отправленном на августейшее имя, оставил полные недоумения и горечи строки: «Недоброжелатели разносят нелепые слухи о том, что торосы Ледовитого океана непреодолимы. Торосы преодолимы. Но сделать это мешают людское предубеждение и полное нежелание по достоинству оценить уже достигнутое нашими героями, не щадившими живота своего».

Прежде чем, опираясь на воспоминания Пальнова, рассказать о том, как команда «Ермака» брала неприступные ледовые крепости, необходимо упомянуть о конструктивных особенностях судна, которое по проекту и под руководством адмирала было построено британской компанией «Армстронг» в Ньюкасле. «Без этого мощного ледокола, - справедливо замечает Пальнов, - мы бы, подобно норвежцу Фритьофу Нансену, дерзали помышлять только о дрейфе к полюсу на льдине, что слабо бы помогло или совсем не помогло грядущим полноценным арктическим навигациям. Теперь, заручившись нашей опытностью, никто не усомнится, что крепкие, с сильным ходом ледокольные средства - наши единственные жилища и грузоперевозчики в Арктике».

«Ермак» имел четыре паровые машины суммарной мощностью более десяти тысяч лошадиных сил и корпус, могущий выдерживать значительные боковые и днищевые нагрузки. «К сожалению, у англичан не оказалось сталей, идеально пригодных для чрезвычайных давлений и режущих эффектов, потому восторг от впечатляющих картин ломки полярных льдов сменился у нас разочарованием. В результате нам не покладая рук приходилось бороться за выживание судна, то и дело вставать на ремонт, – сокрушался Макаров.

То, что судно трижды благополучно возвращалось из труднейших походов, И.В.Пальнов относит на счет адмирала: «Теряюсь в догадках, отдыхал ли Степан Осипович. Круглосуточно пребывал в трудах. Даже рекогносцировку брал исключительно на себя, взбираясь на мачту и с марсовой высоты определяясь, где льды тоньше, где лучше идти. Он, не могу не поставить в заслугу, всецело поддерживал инициативы подчиненных, в ситуациях тревожных, иногда почти гибельных.

В первом походе «Ермак» дал течь из-за трещин в корпусе. Помпы справлялись с откачкой забортной воды скверно. Возникло опасение, что топки котлов зальет. Но рядом с нижними чинами неотступно был Макаров. Управлял процессом наложения пластырей до тех пор, пока опасность потопления миновала. Но мы отчетливо слышали угрожающее потрескивание корпуса. Не скрою, боялись, что нас раздавит. Зря! Степан Осипович великолепно знал спроектированное им судно, наиболее надежные и самые уязвимые места его. Всякий раз удачным маневром, не нагружая машины, он высвобождал нас из гибельных капканов... Лишь однажды сорвало паровые клапаны, от полученных ожогов скончался кочегар. Макаров винил себя. Но вины его нет».

В третьем походе особое внимание уделялось непростым задачам судовождения во льдах. Практиковались и высадки, позволяющие изучать их на тогда уже весьма солидном научном уровне. Пальнов пишет: «Все в стратегии и тактике Степана Осиповича указывало на то, что он надеялся пусть не в этот раз, пусть потом, достичь «шапки планеты» - Северного полюса. Нужно ли повторять, что без тщательного, всестороннего изучения ледовых полей, не только с судна, а непосредственно на их поверхности, такое благородное желание обернулось бы химерой.

Высадок на лед, наших походов по ним было не так уж много. Хорошо помню четверых, не чудом, волею Макарова спасенных матросов: Петра Ашмарина, Ивана Черноуса, Петра Гвоздева и мичмана Алексея Берестова. Отлучившись, неся на себе исследовательскую оснастку, на пару часов, они пропали на шесть. Степан Осипович решил самолично, сопровождаемый двумя офицерами, отправиться на поиски. Надежд на успех было ничтожно мало. Но Макаров и его спутники в морозной мгле нашли наших товарищей спящими, что равнозначно смерти. Были они в одеждах, покрытых коркою льда, после того, как выбрались из припорошенной полыньи, в которую по недосмотру угодили. Их вернули на ледокол на брезентовой волокуше».

Результаты и предыдущих, и последней экспедиций «Ермака» не утратили научной актуальности до сих пор, тем не менее близорукими чиновниками - недоброжелателями из Морского министерства, были подвергнуты необоснованной критике. Вот фрагмент из рапорта Николаю II «сухопутных адмиралов», как их называл Макаров: «Ермак» не шел во льдах, круша их, что для него естественно. Он брал лед ценою собственной целостности, едва что не прыгал. Полагаем, что дорогостоящее судно приведено в негодность халатностью начальника команды. Это указывает на недоступность арктических широт и бесполезность их для России».

Ознакомившись с этим пасквилем, друг С.О.Макарова, сторонник ледокольного броска к Северному полюсу Д.И.Менделеев, высказался публично: «Бразды прогресса берет XX век. Если Россия помедлит, ее опередят, отрежут от Северного морского пути, которым, я верю, ей суждено прирастать. Негоже посему осквернять великий зачин». С мнением великого ученого не посчитались. На арктических бросках в будущее поставили крест...

В 1885 году молодой командир корвета «Витязь» Макаров совершил кругосветное путешествие, проявившее его блестящие качества морехода и ученого. Под впечатлением тех незабываемых дней годы спустя он напишет: «Взгляд на карту России показывает, что страна наша своим фасадом выходит на Ледовитый океан. Мощный ледокол откроет дверь в этом главном фасаде, снимет ледяные ставни с окна, прорубленного Петром I в Европу». Сказанное путешественником, флотоводцем, ученым сбылось.
Публикации / Приключения / Великие путешественники /
Олимп
Монетный двор
Твой день
Курсы закройщиков

2005-2007 ©
2005-2007 ©
Досуг в Екатеринбурге: Рейтинг сайтов

Реклама: