Публикации
Полезные советы
Энциклопедии
Школа мастерства
Каталог сайтов
Женский портал

Халва

AVS Отель





Юмор
Развлечения
Затейник
Сценарии от Зайцева

Золотой АИ

Львина




Главная
Фото & Видео
Сауны
Карта сайта
Свадебный марафон
Информационно-познавательный портал
Услуги
Магазины
Афиша
Выставка
Артисты

Имидж и красота
Соблазн
С легким паром!
Пинуля
Массаж и релакс
Tantric
Будь здоров!
Гарант

Публикации / Публикации СМИ Екб / Туризм и приключения / Зооцарство Журнал /
Абхазия, душа моя!
Текст и фото Натальи Салтановой
Источник:
Зооцарство

Размещение на сайте – октябрь 2005 г.



Летний вечер в Гагре

«Да, именно так звучит название города – Гагра. «Зимний вечер в Гаграх» - хороший фильм, но с названием напутали. Есть районы: Старая Гагра и Новая Гагра. Сценарист, видимо, их объединил и получились Гагры. Но правильно пишется: Гагра!», - объясняет нам Гриша, молодой экскурсовод маршрута «Вечерняя Гагра». Бархатный, хорошо поставленный голос Гриши завораживает, и все женщины группы любуются его южной красотой и гордым носатым профилем.

Летний вечер в Гагре прекрасен. На закате особенно загадочными и красивыми становятся пальмы. Резче пахнут южные цветы. Пляжи пустеют, лучше слышен шум моря. Прибрежные кафе ярко освещаются, а затем оглушительно начинает горланить русская попса на дискотеках.

В вечерних сумерках Гриша ведет нас по парку, останавливается и, показывая на большое дерево, как о живом человеке говорит: «Во время войны в него попал осколок гранаты…» И тогда понимаешь: о событиях, которые произошли больше десяти лет назад, в Абхазии будут говорить всегда. А в российских новостях войну между Абхазией и Грузией называли конфликтом. Конфликт – это когда долго ругаются, размахивая кулаками, и затем расходятся по домам, довольные результатом. Война становится войной, когда гибнут тысячи людей, в сердцах поселятся страх, появляются беженцы, разрушенные дома, заводы, дороги. Здесь именно так и случилось. Абхазии дорого стоила ее независимость! До сих пор республика не может залечить раны.

Вместе с Гришей в центре парка подходим к небольшим прудам:
- Здесь до войны плавали лебеди, а по берегу гуляли пеликаны…
- Куда ж они делись? – спрашивает дама, которая пришла на экскурсию с внуком.
- Чтобы сохранить птиц, мы передали их нашим друзьям в Сочинский зоопарк, - скороговоркой отвечает Гриша.

«Да где уж там, передали…», - услышала я за спиной печальный голос. Оглянувшись, увидела пожилую пару. Седовласый дедушка говорил со своей спутницей. «Да, да …- негромко отвечала она ему. - Я тоже знаю: после войны многим пенсионерам нечего было есть… Съели этих птиц. Ах, помнишь, лебеди были совсем ручные, очень любили размокший хлеб». Эта пара - одна из многих, которые ездят в Абхазию уже не один десяток лет, и ни за что не поменяют Гагру на модные и комфортные курорты.

Берег моря

Один из самых прекрасных моментов отдыха: отплыв от берега, покачиваться на волнах и смотреть на горы. Праздничные, торжественные солнечным днем, закутанные в облака – перед дождем. Всегда разные. Всегда прекрасные. И обязательно парит над их вершинами птица.

Берег моря в Гагре можно считать пустынным, если сравнивать с пляжами Краснодарского края. Все спокойно располагаются в трех-пяти метрах друг от друга. Круглую цветную гальку можно перебирать и рассматривать часами. Море чистейшее. Рядом - никаких заводов и портов. В каждой прибрежной кафешке можно выпить замечательный кофе по-восточному всего за десять рублей и заказать гордость местной кухни серебристую форель. И, конечно же, абхазские вина! Кто знает толк или истину в вине, тот оценит их по достоинству и полюбит.

Прогулка

Дома в Гагре располагаются в осторожной близости от берега и заползают под самые облака в горы (так мне, по крайней мере, кажется). Решила дойти до леса, который начинается сразу же за последним домом. Для этого надела удобную обувь. Гулять по нецентральным улицам города - все равно, что идти по горной тропе: дорога, даже в русском понимании, просто никакая. И вот по этим выбоинам, ямам, кочкам и валунам, как только стемнеет, южные парни, сигналя, гоняют на автомобилях. Наверно, это у них спорт такой.

Поднимаясь все выше, любуюсь на буйную растительность, которая вырывается на свободу из дворов, и свисает над головой, только руку протяни. Яблоки, груши, сливы, гранаты, хурма, мандарины, грецкий орех, еще какие-то неведомые деревья. Про цветы и кустарники уже и не говорю. Розы всех мастей, даже сиреневые, невероятной расцветки георгины… На каждом перекрестке - неизвестные кустарники, цветущие так интенсивно, что листьев не видно. Заросли кактусов, похожих на комнатные алое, красуются желтыми нежными цветочками. В самые непонятные растения, тычу пальцем и спрашиваю местную жительницу.

- Да это банан, - улыбается она мне. - А вот за поворотом магнолия опять зацвела. Идите на запах.

Абхазских женщин видно сразу. Красивые, словно сошли со страниц Евангелия, они легко ходят, красиво спокойно говорят. И никуда не торопятся. Девушки – очень яркие, загорелые, одетые в солнечные одежки, темные волосы по пояс. А у женщин после сорока лица совсем не загоревшие. Даже в самую жару носят черные одежды, длинные юбки и повязывают головы косынками. Странная мода.

Уже позже мне сказали, что это вдовы и матери мужчин, погибших десять лет назад на войне. И они до конца дней своих будут носить траур.

…Магнолия росла во дворе разрушенного дома. Таких домов в Абхазии очень много. Среди великолепия природы и ухоженных домиков они выглядят нелепо и страшно. Руины тоже памятники войны. Из этих домов, бросив родовое гнездо, бежали грузинские семьи. Пустые дворы заросли ежевикой.

…Магнолия пахла оглушительно. Несколько цветков наполняли дурманящим ароматом всю улицу. А что же творится весной, когда она цветет во всем великолепии?

- Наверное, невозможно выбрать любимые цветы при таком изобилии? – задаю вопрос абхазской женщине с девочкой, которая тоже идет в моем направлении. Она охотно начала рассказывать про свой любимый цветок. Оказалось, это цветок винограда! Виноград цветет весной, и редкие отдыхающие могут его увидеть. Желто-зеленые цветы в виде небольших свечек, а запах не похож ни на что - тонкий и свежий.

- Вот бы создали такие духи! - подвели мы с ней итог, и они вместе с дочкой свернули в свой переулочек. А у меня появилось желание когда-нибудь увидеть цветы винограда!

Экскурс в ботаническую историю

Урожай в Абхазии можно снимать три раза в год. Субтропики.
Обратили внимание на это побережье, окраину Российской империи в начале века, когда выяснилось, что воздух здесь, благодаря горам и морю, невероятно целебен, лечит чахотку. Решили создать здесь царскую здравницу. Тогда посадили пальмы, провели водопровод, и поселок Гагра стал курортным городком с одной фешенебельной гостиницей, куда на пароходике приезжали отдыхать и лечиться из Европы.

Каких-то сто лет назад пальмы здесь не росли, а прибрежная полоска суши была сплошным болотом. Сегодня в Абхазии растет пять видов пальм. Из известных нам - кокосовые и финиковые. На местном рынке пальмами торгуют так же, как у нас рассадой помидор. Цены смешные. Сама видела, как отдыхающая в широкополой панаме купила штук пять пальмовых саженцев. Своей знакомой она объясняла: «А что еще везти? Вот все и заказали по пальме».

В Гагре много эвкалиптов. Здесь к ним относятся так же, как мы к тополям. В обширных парках редкие дворники каждый день подметают отвалившуюся кору. А эвкалиптовые веники продаются целыми стогами. В советские времена черенки эвкалипта завезли из Австралии. Это дерево настолько прижилось, что все уже забыли, откуда оно родом, и даже придумали ему местное название «бестыдница» - из-за коры, которая все время сползает, обнажая гладкий ствол. Происходит такое оттого, что дерево постоянно растет, и в день каждое выпивает больше ста литров воды. Именно благодаря эвкалипту болотистая местность превратилась здесь в сады.

Но визитной карточкой Гагры остается кипарис. Мощное и величественное дерево, которое видно издалека. Улицы меняют свои названия, очертания, кипарисы – вечны. Поэтому местные жители ориентируются только по кипарисам. Так и говорят: «Дойдете до трех кипарисов и свернете направо».

Я продолжаю свою прогулку

Здесь не сажают во дворах то, что можно собрать в лесу. Отойдет кизил, придет пора фундука. И тогда его будут собирать мешками. Возле дома стараются посадить мандарин, инжир, хурму. Мандарины вызревают тонкокорые, сладкие. Именно такие мы ели в своем детстве, когда Союз был неделимый.

Откуда-то из параллельной улицы медленно вышла корова. Величиной она была со среднего теленка. Будь местные коровы такой же величины, как наши, они периодически устраивали бы обвалы в горах. Поэтому коровы здесь маленькие, с крупную козу, скачут по горам, круглогодично едят только свежую траву, а сено даже и не пробовали, пьют воду из горных ручьев. Молока дают немного, но какое оно вкусное и жирное! А местный сыр просто неповторим.

Наконец-то дошла до последнего дома возле леса. Поглядела на тропинку, которая идет вверх под углом градусов в семьдесят и к тому же петляет среди колючих кустов ежевики. Поняла, что шорты и маечка - не лучший вариант экипировки для южного леса. Вытерла пот с лица, поела ежевики, повернула обратно.

Черкесский водопад

В Абхазии есть несколько прекраснейших мест нашей планеты. И каждое чудо практически рядом – не надо сутками добираться. Пицунда с ее реликтовыми соснами, озеро Рица, Голубое озеро, ущелье «Каменный мешок», альпийские луга. Бесконечное количество горных водопадов - «Молочный», «Девичьи слезы», «Мужские слезы»… Перечислять можно долго.

Расскажу о самом ярком впечатлении - Черкесском водопаде. Возможно, впечатление возникло оттого, что рядом с этим водопадом камни пока не отполированы ногами туристов (маршрут труднодоступный). Обычно же у каждой достопримечательности, стоит только навести на нее объектив фотоаппарата, откуда ни возьмись появляется мальчик и заявляет: «Сфотографироваться на этом месте стоит 10 рублей». Денег не жалко, когда предлагают сфотографироваться в бурке или с павлином, которых в Абхазии зовут Павликами, и которые по команде открывают свои хвосты-веера. А тут черноглазый мальчуган требует платить деньги за красивый вид, за удачно выбранный ракурс. Остап Бендер отдыхает.

На Черкесском водопаде все иначе.
Добираться до водопада два часа по горной дороге. Что значит горная дорога в Абхазии? Это каменистая тропа шириной как раз с автомобиль. С одной стороны скалы, с другой - резкий обрыв в реку. Колеса старенькой «Нивы» всегда на краю «дороги». Путь не для слабонервных. Наконец мы въезжаем в лес и зачарованно смотрим по сторонам. Вокруг гигантские деревья: бук, сосны, клены, платаны, дубы.

- А звери здесь водятся?
- Конечно, - кивает водитель. – Кабаны, косули, лисы, барсуки. Говорят, медведи есть.

К водопаду вся группа идет пешком. Пенье птиц заглушает нарастающий гул, словно разговаривает тысячная толпа. «Это он», - улыбается водитель. И неожиданно, из-за следующей скалы нам открывается такой вид, что мы начинаем кричать от удивления, не в силах сдержать эмоции. Водитель смотрит на нас так торжествующе, словно он создал своими руками это чудо природы. На мой вопрос, не надоел ли еще водопад, он ответил:

- Каждый день сюда езжу и каждый день готов кричать, так же как вы!

Обратно мы ехали другой дорогой и вдруг увидели, как в прекрасном лесу идет вырубка столетних деревьев.

- Вы же говорили, что это заповедник?! – удивляюсь я.
- Значит, кто-то получил разрешение, - отвечает водитель-абхазец и тяжело вздыхает.
- Но ведь это же бук, ему цены нет! – показываю на толстый бледно-розовый срез бревна. Бук я узнала, потому что именно такие бревна десятки лесовозов вывозят через Гагру поздно вечером, чтобы потом отправить в Турцию.

Абхазец молчит. Мы тоже замолкаем. Впереди горная дорога, которая на этот раз идет вниз.

Пицунда

Гордость Пицунды - реликтовые сосны. Такие сосны жили при динозаврах. Каким-то чудом в Пицунде уцелела целая роща, которая считается заповедником. Реликтовые сосны растут очень медленно, но их разводят и терпеливо выращивают в питомниках. Потому что воздух такой рощи невероятно целебен.

В Пицунде так же сохранились самшитовые кустарники. Твердая, как металл, древесина самшита очень ценится. Фешенебельный курорт, который мы проезжаем, называется «Самшитовая роща».

По дороге в Пицунду встречаются странные невысокие строения, облицованные цветной яркой плиткой. Они напоминают осьминога, краба, рыбу. Оказалось, это остановочные комплексы. Все они - творение известного скульптора Зураба Церетели. Вблизи оказалось, что комплексы заброшены, внутри – мусор и листья.

А в Пицунду мы едем послушать орган! В свое время по прихоти партийных босов орган, созданный лучшими немецкими мастерами, установили внутри древнего православного храма. Прекрасный храм много видел за свою более чем тысячелетнюю жизнь, а последние сорок лет он слушает вместе с отдыхающими орган.

Публика в шортах, футболках и сланцах, с пляжными сумками рассаживалась в концертные кресла.

Несоответствие одежды, старинной кладки стен и готического органа вызывало легкое раздражение. Но концерт начался и стало понятно, почему католический орган разместили здесь. Акустика! С чем можно сравнить? Представьте себе, что вас посадили в музыкальную шкатулку, и вы находитесь внутри музыкального потока Баха и Моцарта. Звуки окружают, обволакивают. Тебя закручивают собственные ассоциации, ты несешься в радостном торжестве и плачешь светлыми слезами. Такое состояние и называют катарсисом.

Осторожно оглянулась, увидела, что люди в панамках и банданах, сидят с какими-то опрокинутыми лицами. Значит, чувствуют примерно то же самое, что и я.

Из прохлады храма (толщина его стен – шесть метров) вышли на раскаленный воздух. Пошли на пляж, но после шторма к берегу прибилось много водорослей, и купаться не захотелось.

Сухумский ботанический сад

В Сухумский ботанический сад мы выбрались на весь день. Экскурсовода не взяли. И правильно сделали. В каждой аллее мы находили невероятные растения и млели оттого, что нас никто не дергает, и мы можем все подолгу рассматривать и фотографировать, сколько влезет.

Бамбуковая аллея, старая липа с дуплом, чайное дерево, красивейшая альпийская горка, вокруг которой сидят художники и рисуют. Наконец, просто дружелюбное тенистое дерево, под чьей кроной мы провели самые жаркие часы дня. Затем появилась экскурсия, и мужчина в очках, показывая в нашу сторону, стал громко говорить: «А здесь вы видите следы от автоматной очереди. В нашем саду много деревьев было ранено во время войны…» Мы посмотрели на ствол дерева, которое нас приютило. Если не знать, что эти шрамы от войны, то и не поймешь. Возможно, и само дерево уже забыло. Люди помнят больше, поэтому и живут меньше деревьев.

В ботаническом саду есть уникальные прудики, на глади которых цветут лотосы и кувшинки белые, розовые, желтые. Для них созданы особые условия, поддерживается нужная температура, запускаются какие-то специальные рыбки. Такое количество кувшинок, лилий и лотосов на одном квадратном метре видеть еще не приходилось.

«Налюбоваться на Абхазию не могу. Красиво, как во сне», - говорит мне мама, и я с ней соглашаюсь.

Абхазия настолько разная, что каждый найдет в ней свое. Кто-то будет сплавляться по горным рекам, кто-то - на катамаране пересекать озеро Рицу, кто-то лежать на пляже, кто-то будет переходить из одного ресторанчика в другой, дегустировать вина и слушать местных музыкантов, кто-то посетит раскопки, а кто-то успеет все сразу за один отпуск.

Но о том, что душа у вас осталась в Абхазии, вы поймете только тогда, когда вернетесь домой, и по привычке будете оглядываться в поисках пальм и кипарисов.


Публикации / Публикации СМИ Екб / Туризм и приключения / Зооцарство Журнал /
AVS Кристалл
Фламинго-Тур
Dжон Корпоратив
Арома+

2005-2007 ©
2005-2007 ©
Досуг в Екатеринбурге: Рейтинг сайтов

Реклама: