Публикации
Полезные советы
Энциклопедии
Школа мастерства
Каталог сайтов
Женский портал
CasinoBestAU.com

Jack&Jill

Пять шаров





Юмор
Развлечения
Затейник
Сценарии от Зайцева

Терпсихора

Ковчег




Главная
Фото & Видео
Сауны
Карта сайта
Свадебный марафон
Информационно-познавательный портал
Услуги
Магазины
Афиша
Выставка
Артисты

Имидж и красота
Ля Деа
С легким паром!
У Автовокзала
Массаж и релакс
Tantric
Будь здоров!
Дента-Профи

Публикации / Приключения / Вертикаль /
Промышленный альпинизм: работа над бездной
Автор: Диана ГУГНИНА

Источник: журнал Колумб № 8 (2005)

Размещение на сайте – август 2005 г.



Промышленный альпинизм - это не только строительные, монтажные, реставрационные работы. Это еще и личное мужество, высокий профессионализм верхолазов. В промышленный альпинизм идут бывшие альпинисты, парашютисты, спортсмены-экстремалы - их физическая подготовка, навыки, чувство риска необходимы для работы на высоте.

Наш собеседник, Роман Юринов, верхолаз с 15-летним стажем. Он принимал участие в реставрации многих исторических памятников Петербурга.

- В 1989 году был обследован шпиль Петропавловского собора, рассказывает Роман, - и обнаружилось, что внутренние конструкции шпиля в плачевном состоянии. Специально для восстановительных работ был сформирован коллектив. От нас требовалось «раздеть» верхнюю часть шпиля, смонтировать леса, обработать внутренние конструкции и, конечно, снять, а после реставрации водрузить на место фигуру Ангела.

Четыре года Санкт-Петербург жил без своего ангела-хранителя. Осенью 1991 года крылатая фигура с крестом была разобрана и увезена на реставрацию. Рабочие Кировского завода совместно с реставраторами изготовили из нержавеющей стали каркас и поворотный механизм Ангела-флюгера. Никаких чертежей с прошлого века не осталось - все делалось по аналогии с сохранившимися конструкциями.

- Что вы открыли для себя в процессе работы над историческими объектами?

- Восхищает уровень профессионализма мастеров прошлого. Кузнецы в свое время расплавили старые пятаки, а потом сковали их в листы. Посредством гальванопластики из листов изготовили основные детали фигуры Ангела. Я обратил внимание, насколько точно проработаны мелкие детали: складки мантии, волосы, оперение крыльев. Старые мастера старались, прекрасно понимая, что с земли, кроме общего контура Ангела, парящего на высоте более ста метров, ничего не увидишь. Это удивило даже больше, чем то, что конструкторы Ангела сделали его не плоским, а выгнутым под углом 12 градусов - как аэродинамическое крыло. И это в то время, когда о самолетах и речи не было!

Но есть и в новой конструкции скелета Ангела небольшие хитрости. К примеру, в ребрах оставлены небольшие зазоры, люфы, чтобы каркас «дышал». На морозе Ангел «съеживается», как замерзший человек, а в жару «расправляет плечи». Еще предусмотрены лючки для смазки узлов поворота. Раньше этого не было, поэтому у Ангела за 133 года жизни развился сильный «радикулит» - его с трудом поворачивали вокруг оси. Сейчас флюгер улавливает буквально каждый градус изменения воздушного потока.

- На Петропавловке, как известно, вы работали «в связке» с вертолетчиками...

- Вертолетный монтаж - отдельная тема. Началось с того, что мы никак не могли демонтировать шарик, расположенный в основании креста на шпиле. Попросили помочь вертолетчиков. Те провели между собой конкурс - нужно было за ограниченное время попасть бревном в люк. Победил Вадим Базыкин. Шарик мы в итоге успешно сняли. Помню, не так просто было нам научиться работать под вертолетом. Здесь важна слаженность всей бригады. Ведь вертолетный монтаж ведется вслепую - по командам бортмеханика пилот держит машину, разворачивает ее, поднимает, спускает, сдвигает вправо-влево. Когда иностранные специалисты впервые увидели работу Базыкина, ахнули: «Этого не может быть!» За рубежом для таких работ под днищем вертолета укрепляют специальный прозрачный «стакан» - монтажную кабину. Оттуда пилот видит монтажников и детали. А здесь единственным ориентиром у пилота была моя голова - я находился на самой верхней площадке и координировал действия остальных. Чтобы понять сложность работы вертолетчика, попробуйте с закрытыми глазами вдевать нитку в иголку, а ваш приятель со стороны пусть управляет вашими действиями.

Монтаж уже золотого Ангела по сложности напоминал хирургическую операцию. Каждый из крепежных винтов медной обшивки должен был стоять только на своем месте. Поэтому для удобства при сборке винты заранее разложили по банкам из-под кофе, закрепленным на лесах. Наш руководитель, Александр Белов, только просил: «Винт на восемь... Отвертку... Шайбу...» А мы доставали нужный инструмент или детали крепления. Балансируя на узких перекрытиях лесов, нам приходилось экономить, выверять и ценить каждое движение.

- Какой момент во время монтажа был самым напряженным?

- Это был не момент, а последние несколько часов монтажа, который проводился три дня - с 29 по 31 октября 1995 года. Позже мы подсчитали - вертолет поднимался и садился 24 раза, доставляя нам наверх большие плоские ящики с позолоченными деталями. Когда вертолет доставил последний ящик, мы с Павлом Ходаковым и Алексеем Сиротининым монтировали крест. 15 ' винтов крепили пять часов подряд. От нас зависело, как скоро освободят Ангела от лесов. Надвигался циклон - ветер дул порывами до 25 метров в секунду. Если бы флюгер остался скованным, при его большой площади, мог бы пострадать либо он сам, либо леса. Нам пришлось собрать все силы и закончить работу - уже ночью, когда разобрали верхние леса.

- Страшно работать над бездной?

- Не боятся только дураки или сумасшедшие! Страх - нормальное защитное свойство организма, он дисциплинирует. При отборе людей для работы мы проверяли их на наличие страха высоты. Если кандидат, выполняя какую-то задачу наверху, не осторожничает, ходит словно по земле - его или не брали вообще, или допускали лишь к подсобным работам внизу. Страх - это лучшая страховка. Однажды его потеря чуть не стоила мне жизни. Еще в 1991 году нужно было снимать консоль со спицы Петропавловского собора. Я залез и сел верхом на поперечную балку. Следовало перестегнуться на другую веревку, от одной-то я отстегнулся, а на вторую перестегнуться забыл. Балка была закреплена надежно, но качалась, как качели. Заработался, потом смотрю, а у меня страховка с двух сторон от балки болтается. Вот тогда я испугался, быстренько пристегнулся карабином.

Вообще ситуация, когда монтажник сорвался и повис, считается хоть и нежелательной, но штатной. К примеру, опять же в процессе вертолетного монтажа, мы что-то не подрассчитали, не разобрались с воздушными потоками, в результате Леху Сиротинина углом контейнера с головой Ангела сбило внутрь лесов. Работу в тот момент мы остановить не могли. Потом вертолет ушел - смотрим вниз: Леха висит, глаза на лоб вылезли.

- Удается ли подмечать сверху какие-то красоты?

- Все зависит от настроения. Я работал и на церквях, и на Адмиралтействе, и на других шпилях, однако, по субъективным причинам, именно шпиль Петропавловского собора для меня какое-то чистое место. Там, рядом с Ангелом, есть одна точка. Давно уже не лазал наверх, а так хочется именно туда! Посидеть просто, ничего не делая. Это даже не с высотой и красотой связано. Наверное, у каждого человека есть место, где ему хорошо. Для меня эта точка - место покоя.

- Роман, что влечет людей в промышленный альпинизм?

- Наверное, как и в любой профессии, здесь важен особый склад характера. К примеру, нужен особый склад, скажем, в бухгалтерском деле. Это люди, на мой взгляд, мужественные - весь день сидят, цифры считают. Мне легче застрелиться, чем сидеть на одном месте. Но у каждого свой путь, своя тропинка.
Публикации / Приключения / Вертикаль /
Наш дом
Сказы Бажова
Фиеста
Арома+

2005-2007 ©
2005-2007 ©
Досуг в Екатеринбурге: Рейтинг сайтов

Реклама: